Содержание

Судебная практика отмена договора дарения по статье 35 ск

Решение суда об отмене договора дарения № 2-1537/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Уфа 25 июля 2017 года

Уфимский районный суд Республики Башкортостан в составе: председательствующего судьи Вахитовой Д.М.,

при секретаре Усмановой Г.А.,

с участием истца – Юнусова Ф.Ю.,

представителя истца – ФИО5,

ответчика Нуриевой Э.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Юнусова Ф.Ю. к Нуриевой Э.Ф. об отмене договора дарения,

Юнусов Ф.Ю. обратился в суд с исковым заявлением к Нуриевой Э.Ф. об отмене договора дарения земельного участка №, общей площадью кв.м., расположенного по адресу: », мотивируя требования тем, что будучи собственником вышеуказанного земельного участка по договору дарения от ДД.ММ.ГГГГ безвозмездно передал его своей дочери, Нуриевой Э.Ф.. Договор дарения зарегистрирован ДД.ММ.ГГГГ. в установленном законом порядке, Нуриевой Э.Ф. получено свидетельство о праве собственности. Указывает, что был вынужден составить договор дарения в связи с тем, что истцу лет, имеет -ую группу инвалидности, по состоянию здоровья не может самостоятельно ухаживать за садом, содержать в надлежащем состоянии, потому, просил помогать ухаживать за спорным садовым участком младшую дочь Нуриеву Э.Ф. и её семью, т.к. сын, и дочь, , имеют свои земельные участки. Юнусов Ф.Ю. подарил садовый земельный участок дочери Нуриевой Э.Ф. в надежде, что она будет помогать с садом. Однако с момента оформления права собственности на спорный участок ответчик Нуриева Э.Ф. редко появляется в саду, истцу не помогает по уходу за земельным участком, выращиванию урожая, в связи с чем истец, руководствуясь пунктом 2 статьи 578 ГК РФ, с учетом уточнений исковых требований просит суд отменить договор дарения, заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Юнусовым Ф.Ю. и Нуриевой Э.Ф.; возвратить стороны в первоначальное положение, существовавшее до совершения сделки.

В судебном заседании истец Юнусов Ф.Ю. уточненные исковые требования поддержал, просил удовлетворить.

Представитель истца ФИО5 уточненные исковые требования поддержала, просила удовлетворить.

Ответчик Нуриева Э.Ф. исковые требования не признала, представила письменные возражения, в которых просила в иске отказать за необоснованностью и применить срок исковой давности.

Третье лицо ФИО6 исковые требования поддержала, просила отменить договор дарения.

Свидетель ФИО7, допрошенная в судебном заседании, будучи предупрежденной судом об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, пояснила, что приходится истцу племянницей, с Юнусовым Ф.Ю. у них очень близкие и теплые отношения, приезжает в сад по просьбе истца и помогает ему. Дядя гордится своим садом, летом постоянно находится в саду, ответчик не запрещает отцу приезжать в сад.

Свидетель ФИО8, допрошенный в судебном заседании, будучи предупрежденный судом об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, также пояснил суду, что является бывшим супругом ответчицы, брак расторгнут в ДД.ММ.ГГГГ. До расторжения брака вместе с семьей ездили в спорный сад, работали в нем, Нуриева Э.Ф. бывала там чаще, чем он. После того, как умерла мама, ФИО3 постоянно была с отцом, поскольку с остальными детьми у истца плохие отношения.

Выслушав истца, представителя истца, ответчика, третье лицо, свидетелей, исследовав и оценив материалы настоящего гражданского дела, проверив юридически значимые обстоятельства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии с пунктом 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

В соответствии с пунктом 1 статьи 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Согласно пункту 2 статьи 578 ГПК РФ даритель вправе потребовать в судебном порядке отмены дарения, если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты.

Юридически значимым обстоятельством, подлежащим доказыванию сторонами и выяснению судом для возможности применения последствий отмены дарения, предусмотренных п. 2 ст. 578 Гражданского кодекса РФ, по заявленным истцом требованиям, является установление факта угрозы безвозвратной утраты подаренной вещи одаряемым.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Юнусов Ф.Ю. являлся собственником земельного участка, общей площадью кв.м., адрес объекта: », участок №, который подарил ответчику Нуриевой Э.Ф. (дочери) по договору дарения от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.№).

Указанный земельный участок ответчик в дар приняла, переход права собственности от истца к ответчику был зарегистрирован в Управлении Росреестра по в установленном законом порядке, о чем ДД.ММ.ГГГГ в ЕГРП сделана запись № (л.д. №).

В судебном заседании истец пояснил, что добровольно подарил в ДД.ММ.ГГГГ своей дочери земельный участок, поскольку ему в силу возраста было тяжело его обслуживать, в надежде, что та будет хранить дар и поддерживать его в надлежащем состоянии, оберегать подаренное имущество, обрабатывая земельный участок, благоустраивая. При заключении договора и совершении регистрационных действий стороны действовали лично. Препятствий в пользовании садовым участком с момента перехода права собственности ответчик не чинит, при этом истец указал на угрозу безвозвратной утраты земельного участка, который представляет для него большую неимущественную ценность, поскольку ответчик не обрабатывает земельный участок, истцу не помогает.

Представитель истца также пояснила, что ФИО9 продолжает нести бремя содержания спорным имуществом, представила квитанции на оплату членских взносов, чеки на покупку электрического счетчика.

Нуриева Э.Ф. в ходе судебного разбирательства показала, что после смерти мамы ухаживала за отцом, помогала ему, изначально с Юнусовым Ф.Ю. между ними была договоренность, что по возможности, будет помогать отцу ухаживать и за садовым участком, но в последующем по непонятным причинам между ними сложилась конфликтная ситуация, в связи с чем, в последнее время она в сад практически не ездит, при этом не запрещает пользоваться Юнусову Ф.Ю. земельным участком, поскольку понимает, что для него сад имеет большую неимущественную ценность. Он с большим удовольствием выращивает урожай, занимается благоустройством сада, что приносит ему, как человеку пенсионного возраста удовольствие.

Указанные ответчиком обстоятельства истец не оспаривал.

Статья 56 Гражданского процессуального кодекса РФ обязывает каждую сторону доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В этой связи истцу было предложено в соответствии с частью 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса РФ помимо собственных объяснений представить дополнительные доказательства, подтверждающие обращения Нуриевой Э.Ф. с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, таким способом, который создавал бы угрозу безвозвратной утраты недвижимости.

В обоснование своих требований истец указал, что в ДД.ММ.ГГГГ на основании договора дарения им была подарена двухкомнатная квартира Нуриевой Э.Ф., которую в последующем ответчик продала, в связи с чем полагает, что таким же образом дочь может распорядиться спорным земельным участком.

Истец, утверждая, что ответчик своими действиями создает угрозу безвозвратной утраты подаренного имущества, надлежащих доказательств тому не представляет, наоборот указывает, что сам продолжает пользоваться спорным имуществом.

Тот факт, что членские взносы за садовый участок оплачивает истец, не может служить подтверждением ненадлежащего обращения ответчика с подаренным имуществом, а может быть основанием к предъявлению требований о взыскании с него компенсации за понесенные расходы.

В нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истцом суду не представлено доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что обращение одаряемого с подаренным имуществом — земельным участком, представляющим для него, как дарителя, большую неимущественную ценность, создает угрозу его безвозвратной утраты.

Сам по себе факт возможной продажи земельного участка ответчиком не может расцениваться в качестве ненадлежащего обращения с подаренной вещью, способной привести к ее безвозвратной утрате. Эмоциональные и иные переживания истца в связи с возможным отчуждением ответчиком спорного объекта недвижимости правовым основанием для отмены договора земельного участка являться не могут.

Более того, земельный участок хотя и представляет по заверению Юнусова Ф.Ю. для него большую неимущественную ценность, но все-таки является не потребляемой недвижимой вещью, а потому исключается его безвозвратная утрата.

Учитывая вышеизложенное, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, поскольку оснований, предусмотренных законом для отмены договора дарения не установлено, основания, на которые ссылается истец, таковыми не являются, учитывая, что имущество одаряемым принято, договор дарения зарегистрирован в установленном порядке, исполнен, в связи с чем, исковые требования истца суд находит необоснованными.

Руководствуясь статьями 194-198 ГПК РФ, суд

исковые требования Юнусова Ф.Ю. к Нуриевой Э.Ф. об отмене договора дарения, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Башкортостан через Уфимский районный суд Республики Башкортостан в течение одного месяца со дня составления решения в окончательной форме.

Судья Д.М. Вахитова

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

Кульмухаметова А.Ф. обратилась в суд с иском к ПАО «Башинформсвязь» о защите прав потребителей, мотивируя тем, что дд.мм.гггг году он заключила с ответчиком договор № о предоставлении услуг IP-TV и интернета. Ежегодно в январе месяце ответчик пров.

ФИО1обратился в суд с исковым заявлением к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании неустойки в , компенсации морального вреда в , расходов по оплате услуг представителя в размере , штраф % от суммы, присужденной судом, указав в обоснование иска следующее.

Дело N16-КГ17-4. О признании договора дарения доли недействительным, признании права собственности, имущества совместно нажитым.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 25 апреля 2017 г. N 16-КГ17-4

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Подлобкова А.С. к Подлобковой Н.А., Рустемовой В.В. о признании договора дарения доли в праве собственности на жилой дом недействительным, признании имущества совместно нажитым, признании права собственности на долю, по встречному иску Подлобковой Н.А. к Подлобкову А.С. о признании права отсутствующим, по иску Лилуашвили Б.М. к Подлобковой Н.А., Рустемовой В.В., Подлобкову А.С. о признании договоров купли-продажи и дарения доли в праве собственности на жилой дом недействительными

по кассационной жалобе Рустемовой В.В. на решение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения представителя Рустемовой В.В. — Максимова М.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Подлобков А.С. с учетом уточненных требований обратился в суд с иском к Подлобковой Н.А. и Рустемовой В.В. о признании недействительным заключенного ответчиками 20 августа 2014 г. договора дарения 2/5 доли в праве собственности на жилой дом, расположенный по адресу: обл., , признании имущества совместно нажитым, признании права собственности на 1/5 доли в праве собственности на дом. В обоснование требований Подлобков А.С. указал на то, что он и Подлобкова Н.А. с 2002 года по 2013 год состояли в браке, в период которого по договору купли-продажи от 3 июля 2006 г. приобретены 2/5 доли в праве собственности на жилой дом. Право собственности на доли зарегистрировано за Подлобковой Н.А. Осенью 2015 года Подлобкову А.С. стало известно о том, что 20 августа 2014 г. спорные 2/5 доли в праве собственности на жилой дом Подлобкова Н.А. подарила своей матери Рустемовой В.В. Поскольку согласия на совершение данной сделки он не давал, сделка является недействительной.

Подлобкова Н.А. обратилась к Подлобкову А.С. со встречным требованием о признании права собственности на 2/5 доли в жилом доме отсутствующим, ссылаясь на то, что спорное имущество фактически было подарено ей Лилуашвили Б.М., поскольку во исполнение договора купли-продажи от 3 июля 2006 г. денежные средства продавцу не передавались. Спорные 2/5 доли дома не являются общим имуществом супругов.

Лилуашвили Б.М. обратился в суд с иском к Подлобковой Н.А., Рустемовой В.В. о признании недействительными договора купли-продажи от 3 июля 2006 г. и договора дарения от 20 августа 2014 г., ссылаясь на то, что договор купли-продажи является притворной сделкой, которая прикрывает фактически заключенный между сторонами договор дарения.

Определением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 17 мая 2016 г. гражданские дела объединены в одно производство.

Читать еще:  Развод на парковке царапина дверью

Решением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. исковые требования Подлобкова А.С. удовлетворены. 2/5 доли в праве собственности на жилой дом по адресу: , признаны совместно нажитым имуществом Подлобкова А.С. и Подлобковой Н.А.; заключенный 20 августа 2014 г. между Подлобковой Н.А. и Рустемовой В.В. договор дарения признан недействительным с применением последствий недействительности сделки в виде возврата 2/5 доли в праве на жилой дом в собственность Подлобковой Н.А. За Подлобковым А.С. признано право собственности на 1/5 доли в общей долевой собственности на жилой дом. В удовлетворении исковых требований Лилуашвили Б.М. и встречных требований Подлобковой Н.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Рустемовой В.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г., как принятых с нарушением требований закона.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Рустемовой В.В. судьей Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 21 декабря 2016 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 22 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Судом установлено, что Подлобкова Н.А. и Подлобков А.С. состояли браке в период с 1 июня 2002 г. по 19 июля 2013 г. (л.д. 7 — 8).

3 июля 2006 г. между Лилуашвили Б.М. (продавец) и Подлобковой Н.А. (покупатель) был заключен договор . Согласно пункту 5 договора стоимость продаваемого имущества составляет 400 000 руб., которые переданы продавцу покупателем в полном объеме до подписания договора, переход права собственности на имущество к Подлобковой Н.А. зарегистрирован в установленном законе порядке (л.д. 57а — 57д, л. 4 в приложении N 2-681/16).

20 августа 2014 г. Подлобкова Н.А. подарила 2/5 доли жилого дома матери Рустемовой В.В. (л. 4 в приложении N 2-680/16).

Удовлетворяя исковые требования Подлобкова А.С., суд исходил из того, что спорное имущество является общим имуществом супругов Подлобкова А.С. и Подлобковой Н.А., поскольку приобретено в период брака по возмездной сделке. Установив, что Подлобкова Н.А. произвела отчуждение общего имущества по договору дарения от 20 августа 2014 г. без получения на это нотариального согласия бывшего супруга Подлобкова А.С., суд пришел к выводу о том, что сделка совершена с нарушением положений статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, что является основанием для признания ее недействительной.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что с решением Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г. нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи — супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, брак между Подлобковой Н.А. и Подлобковым А.С. прекращен 19 июля 2013 г.

Оспариваемый Подлобковым А.С. договор дарения заключен 20 августа 2014 г., то есть тогда, когда Подлобков А.С. и Подлобкова Н.А. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм суду при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у другого участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки.

Также суд должен был установить наличие или отсутствие осведомленности другой стороны по сделке об отсутствии у участника совместной собственности полномочий на совершение сделки по распоряжению общим имуществом и обстоятельства, с учетом которых другая сторона по сделке должна была знать о неправомерности действий участника совместной собственности.

Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела.

Между тем данные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суд оставил без исследования и правовой оценки.

Так, доводы Рустемовой В.В. о том, что Подлобкову А.С. в 2014 году было известно о намерении бывшей супруги Подлобковой Н.А. подарить спорные 2/5 доли домовладения своей матери и что с этого времени возражения на отчуждение по договору дарения данного имущества с его стороны отсутствовали, судом фактически не проверялись и были отвергнуты лишь по мотиву отсутствия при совершении сделки нотариально удостоверенного согласия Подлобкова А.С. на отчуждение доли имущества, наличие которого, по мнению, суда, является необходимым.

Положения статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в отношении получения нотариально удостоверенного согласия одного из супругов при совершении сделки по распоряжению недвижимости другим супругом распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, к которым относятся бывшие супруги.

В данном случае на момент заключения оспариваемого договора дарения доли жилого дома брак между Подлобковым А.С. и Подлобковой Н.А. был прекращен и, соответственно, получение нотариального согласия истца на отчуждение спорных 2/5 доли недвижимого имущества бывшей супругой истца Подлобковой Н.А. не требовалось.

Требование о признании такой сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии полномочий у другого участника совместной собственности на совершение сделки.

Это судами первой и апелляционной инстанций учтено не было.

Таким образом, неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права привело к неверному разрешению спора.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Рустемовой В.В., в связи с чем решение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Урюпинского городского суда Волгоградской области от 24 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 27 июля 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28.03.2017 N 46-КГ17-3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 28 марта 2017 г. N 46-КГ17-3

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бикинеевой Н.А. к Преснякову О.А., Преснякову А.А. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества, признании права собственности

по кассационной жалобе Преснякова О.А. и Преснякова А.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Бикинеева Н.А. обратилась в суд с иском к Преснякову О.А. и Преснякову А.А. о признании недействительным заключенного между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А. договора дарения доли в размере 1/3 в праве собственности на квартиру по адресу: , о применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества супругов и признании за собой права собственности на 1/6 доли в праве собственности на квартиру.

В обоснование иска Бикинеева Н.А. указала, что с 1999 года по 2012 год состояла с Пресняковым О.А. в браке, в период которого супруги приобрели долю в размере 1/3 в праве собственности на указанную квартиру и оформили ее на имя Преснякова О.А. Раздел данного имущества между супругами после расторжения брака не производился. В октябре 2015 года Бикинеевой Н.А. стало известно, что бывший супруг распорядился долей в праве собственности на квартиру путем заключения со своим отцом Пресняковым А.А. договора дарения. Поскольку своего согласия на совершение указанной сделки Бикинеева Н.А. не давала, заключенный между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А. договор дарения от 25 сентября 2015 г. является недействительным, а доля в праве собственности на квартиру подлежит разделу между супругами в равных долях как совместно нажитое в браке с Пресняковым О.А. имущество.

Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 16 февраля 2016 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены.

Договор дарения от 25 сентября 2015 г. доли в размере 1/3 в праве собственности на спорную квартиру, заключенный между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А., признан недействительным.

Произведен раздел совместно нажитого имущества — доли в размере 1/3 в праве собственности на квартиру — между супругами в равных долях, за Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. признано право собственности на 1/6 доли в праве общей долевой собственности на квартиру за каждым.

В кассационной жалобе заявителями ставится вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 20 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Пресняков О.А. и Бикинеева Н.А. с 23 июля 1999 г. по 6 ноября 2012 г. состояли в браке (л.д. 7, 24).

Читать еще:  Регистрация незавершенки документы

Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Самары от 11 февраля 2010 г. удовлетворены исковые требования Преснякова А.А., Преснякова О.А. и Преснякова С.А. к ООО «Седьмое небо» о признании за истцами права общей долевой собственности (по 1/3 доли за каждым) на квартиру, расположенную по адресу: (л.д. 19 — 20).

При рассмотрении указанного спора суд установил, что основанием для возникновения у истцов права общей долевой собственности на спорную квартиру явился заключенный между истцами и ООО «Степ» договор уступки прав требования от 5 марта 2005 г., по которому ООО «Степ» на возмездной основе уступило Преснякову А.А., Преснякову О.А. и Преснякову С.А. право требования к ООО «Седьмое небо» о предоставлении по окончании строительства указанной квартиры в собственность. Финансовые обязательства по договору исполнены истцами в полном объеме. Квартира передана истцам в пользование по акту приема-передачи от 25 сентября 2007 г.

На основании названного решения суда за Пресняковым А.А., Пресняковым О.А. и Пресняковым С.А. 8 июня 2010 г. зарегистрировано право собственности на доли в размере 1/3 в праве общей долевой собственности на спорную квартиру за каждым (л.д. 22).

По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков С.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А. (одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 17).

По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков О.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А. (одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 18).

Переход права собственности на квартиру к Преснякову А.А. зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 2 октября 2015 г. (л.д. 8).

Таким образом, на момент рассмотрения спора единоличным собственником спорной квартиры является Пресняков А.А.

Согласно пункту 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

В силу пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент заключения оспариваемой сделки, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемый истцом договор был заключен бывшим супругом после расторжения брака, в силу чего нормы семейного законодательства, регламентирующие необходимость при совершении сделки по распоряжению недвижимостью получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, к спорным правоотношениям не применимы.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении иска, исходил из того, что на спорное имущество распространяется режим совместной собственности супругов, в силу чего правоотношения по распоряжению данным имуществом регулируются нормами семейного законодательства. Поскольку нотариально удостоверенное согласие Бикинеевой Н.А. на отчуждение бывшим супругом по договору дарения доли в праве собственности на квартиру отсутствовало, суд признал указанный договор недействительным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи — супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, брак между Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. прекращен 6 ноября 2012 г.

Оспариваемый истцом договор дарения доли в праве собственности на спорную квартиру заключен 25 сентября 2015 г., то есть тогда, когда Пресняков О.А. и Бикинеева Н.А. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм суду при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки.

Также суд должен был установить наличие или отсутствие осведомленности другой стороны по сделке об отсутствии у участника совместной собственности полномочий на совершение сделки по распоряжению общим имуществом и обстоятельства, с учетом которых другая сторона по сделке должна была знать о неправомерности действий участника совместной собственности.

Следовательно, для правильного рассмотрения настоящего дела суду необходимо было установить, имелись ли у Преснякова О.А. полномочия на отчуждение спорной квартиры Преснякову А.А. по договору дарения. В случае несогласия Бикинеевой Н.А. на распоряжение Пресняковым О.А. квартирой суду следовало установить, знал или должен ли был знать об этом Пресняков А.А.

Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела.

Между тем суд апелляционной инстанции указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, оставил без исследования и правовой оценки.

Вывод суда апелляционной инстанции о недействительности оспариваемой сделки по мотиву отсутствия нотариально удостоверенного согласия бывшей супруги на совершение сделки не основан на законе.

Положения статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в отношении получения нотариально удостоверенного согласия одного из супругов при совершении сделки по распоряжению недвижимостью другим супругом распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, к которым относятся бывшие супруги.

В данном случае на момент заключения оспариваемой сделки брак между Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. был прекращен и, соответственно, получение нотариального согласия Бикинеевой Н.А. на отчуждение бывшим супругом доли в праве собственности на квартиру не требовалось.

Требование о признании такой сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки.

С учетом того, что истец оспаривает совершенную бывшим супругом Пресняковым О.А. сделку по распоряжению спорной квартирой, то именно истец должен доказать недобросовестность поведения ответчика Преснякова А.А. на предмет его осведомленности об отсутствии у Преснякова О.А. полномочий распоряжаться квартирой.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 ноября 2015 г. N 4-КГ15-58 Суд отменил апелляционное определение и оставил в силе решение городского суда, которым отказано в признании договора дарения недействительным, поскольку приобретенное супругами в период брака спорное нежилое помещение было отчуждено ответчиком по договору дарения своей матери с согласия супруги, а каких-либо объективных и достаточных доказательств, подтверждающих, что данное согласие дано не истицей и в отношении иного объекта недвижимости, не представлено

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.

судей Юрьева И.М. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Новиковой Н.Н. к Новикову Н.И., Новиковой Н.И. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки,

по кассационной жалобе представителя Новикова Н.И. — Манько Е.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 февраля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя Новикова Н.И. — Ишо К.Д., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Новиковой Н.И. — Манько Е.А., просившей об отмене апелляционного определения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Новикова Н.Н. обратилась в суд с иском к Новикову Н.И., Новиковой Н.И. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки. В обоснование иска Новикова Н.Н. указала, что с 10 июня 1999 г. состоит в браке с Новиковым Н.И. В период брака по договору купли-продажи от 6 марта 2009 г. приобретено нежилое помещение, общей площадью . кв.м, расположенное по адресу: . пом. VI, право собственности, на которое было зарегистрировано за Новиковым Н.И. 5 ноября 2013 г., которое впоследствии он подарил своей матери Новиковой Н.И. Поскольку своего согласия на совершение данной сделки истец не давала, просила признать ее недействительной.

Решением Химкинского городского суда Московской области от 15 сентября 2014 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 февраля 2015 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение об удовлетворении иска.

В кассационной жалобе представитель Новикова Н.И. просила отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 февраля 2015 г. и оставить в силе решение Химкинского городского суда Московской области от 15 сентября 2014 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 23 октября 2015 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 февраля 2015 г. и оставления в силе решения Химкинского городского суда Московской области от 15 сентября 2014 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции по настоящему делу.

Судом установлено, что с 10 июня 1999 г. Новикова Н.Н. состояла в браке с Новиковым Н.И. (л.д.7).

По договору купли-продажи от 6 марта 2009 г. Новиковым Н.И. приобретено нежилое помещение, общей площадью . кв.м, расположенное по адресу: . пом. VI (л.д. 62-63).

Право собственности Новикова Н.И. на указанное нежилое помещение зарегистрировано за ним в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 7 апреля 2009 г., о чем ему выдано соответствующее свидетельство (л.д. 30).

5 ноября 2013 г. Новиков Н.И. подарил спорное помещение своей матери Новиковой Н.И. (л.д. 36), право собственности на которое зарегистрировано за ней в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 22 ноября 2013 г. (л.д. 35).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Новиковой Н.Н., суд первой инстанции исходил из того, что приобретенное в период брака супругами спорное нежилое помещение, ответчиком Новиковым Н.И. было отчуждено по договору дарения своей матери Новиковой Н.И. с согласия супруги, а каких-либо объективных и достаточных доказательств, подтверждающих, что данное согласие дано не Новиковой Н.Н. и в отношении иного объекта недвижимости, истцом суду не представлено, а судом не добыто.

Читать еще:  Раскодировка автомагнитол своими руками

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии согласия Новиковой Н.Н. на отчуждение ее супругом Новиковым Н.И. спорного нежилого помещения. При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что согласие Новиковой Н.Н. на отчуждение данного нежилого помещения от 31 июля 2008 г. было дано ею в период, когда названное имущество не находилось в собственности супруга, идентификационные признаки нежилого помещения отсутствовали. Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на то, что копия данного согласия от 31 июля 2008 г. в материалах регистрационного дела отсутствует, а обстоятельства его подписания в 2008 г. истец не помнит. С учетом названных обстоятельств, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что отчуждение Новиковым Н.И. спорного имущества, нажитого во время брака, по безвозмездной сделке своему ближайшему родственнику имело место в период конфликтных отношений с истцом и было произведено им с целью выведения нежилого помещения из состава общего имущества супругов, подлежащего разделу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводами суда апелляционной инстанции нельзя согласиться ввиду следующего.

В силу пункта 1 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

Согласно пункту 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Как видно из дела, 31 июля 2008 г. Новиковой Н.И. дано нотариально удостоверенное согласие своему супругу Новикову Н.И. на отчуждение в любой форме на его условиях и по его усмотрению нажитого в браке имущества, состоящего из нежилого помещения, находящегося по адресу: . (л.д. 78).

То обстоятельство, что согласие на отчуждение спорного объекта недвижимости было дано Новиковой Н.Н. до его приобретения в собственность Новикова Н.И., не может служить основанием для признания недействительной сделки по распоряжению Новиковым Н.И. имуществом, поскольку запрета на получение согласия одного из супругов на распоряжение другим супругом совместно нажитым недвижимым имуществом, право собственности на которое будет зарегистрировано за ним в будущем, действующее законодательство не содержит.

С учетом изложенного, наличие вышеназванного нотариального согласия на отчуждение спорного имущества, подтверждает совместную и направленную волю супругов на отчуждение помещения одним из супругов после его приобретения в собственность.

Указание суда апелляционной инстанции на то обстоятельство, что Новикова Н.Н. не помнит обстоятельств подписания данного согласия в 2008 году, правового значения для данного спора не имеет, поскольку согласие на отчуждение совместно нажитого в браке с Новиковым Н.И. имущества от 31 июля 2008 г. Новиковой Н.Н. не оспаривалось и отозвано не было. При этом сам факт подписания данного согласия Новикова Н.Н. также не отрицала.

Кроме того, является ошибочным указание суда апелляционной инстанции об отсутствии в согласии от 31 июля 2008 г. идентифицирующих признаков нежилого помещения, поскольку в нем содержится точный адрес спорного объекта недвижимости, а конкретные параметры помещения не могли быть определены, ввиду незавершенного строительства объекта недвижимости.

Таким образом, каких-либо предусмотренных законом оснований для признания договора дарения спорного объекта недвижимости от 5 ноября 2013 г. недействительным не имелось.

С учетом изложенного, оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения об удовлетворении иска, у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 февраля 2015 г. подлежит отмене, а решение Химкинского городского суда Московской области от 15 сентября 2014 г. — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 февраля 2015 г. отменить, решение Химкинского городского суда Московской области от 15 сентября 2014 г. оставить в силе.

Судебная практика отмена договора дарения по статье 35 ск

Whatsapp Viber icon

Важно, чтобы условие соответствия прав и/или обязанностей было максимально точно соблюдено. Предмет наследования может переходить из рук в руки либо по закону, либо по желанию самого наследодателя.

Определяя момент начала течения срока исковой давности, суд первой инстанции постановил, что такой срок начинает течь с момента, когда истец, прочитав подписанный им договор подробнее, узнал о том, что под влиянием обмана заключил сделку на невыгодных для себя условиях. Верховный Суд РФ не согласился с таким выводом и указал, что в деле имеются доказательства, свидетельствующие о том, что истец знал, какой именно договор заключает: его подпись в договоре, нотариально удостоверенное заявление с согласием истца на дарение, которое было прочитано ему вслух и разъяснено.

Доказательствами могут служить:

  • справки из лечебных учреждений о состоянии здоровья дарителя;
  • показания свидетелей;
  • письменные угрозы;
  • видео-доказательства и так далее.

Судебная практика отмена договора дарения по статье 35 ск

В содержании статьи №32 ГК указано, что это безвозмездная передача собственности другому лицу. При этом даритель обязуется освободить объект договора от имущественной обязанности относительно себя.

В настоящее время ответчик не дает ей возможности спокойного проживания в указанной квартире. Просила считать договор ничтожным по ст. 178 ГК РФ, как заключенный под влиянием заблуждения.
Вопрос: Можно ли отменить дарственную на квартиру, если документы сданы на оформление, но еще не получены? Ответ: Следует обратиться в Росреестр с заявлением об отмене. Заявления об отмене достаточно, если договор не был внесен в Росреестр (или не зарегистрирован в БТИ — для старых договоров, заключенных до 1998 г.) и не зарегистрирован переход права собственности на предмет соглашения.

Судебная практика по вопросам договора дарения ставрополь

Ситуации, в которых может понадобиться установить родство, бывают разными, в том числе такая процедура необходима и для установления прав наследования. Отмена договора дарения входит в число основных его особенностей. Дарение отменяется в судебном порядке при наличии достаточных оснований. Помимо решения суда, отмена дарственной может произойти и при несоблюдении определенных требований, которые указываются в документе.

В соответствии с п. 8 ст. 2 Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» правило о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащееся в ст. 574, не подлежит применению к договорам, заключаемым после 1 марта 2013 г.

Недействительные сделки В случае нарушения интересов или прав одной из сторон дарственной по недвижимости следует инициировать признание ее недействительной. Данная процедура за редким исключением происходит через судебное решение. Недействительные сделки совершаются в интересах одной из сторон и без учета интересов иных участников, которые могут даже не подозревать об ущемлении их прав в момент совершения процедуры. Основания для признания недействительности соглашения могут быть разными, но всегда связаны с несоблюдением положений закона. Недействительные сделки бывают:

  • ничтожные. Признаются таковыми независимо от наличия или отсутствия решения суда. К ним относится мнимая (притворная) сделка или совершенная с нарушением законности (ст. 168, ст. 170 ГК РФ);

Судебная практика оспаривания дарственной на квартиру

К сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. В частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений статьи 10 и пунктов 1 или 2 статьи 168 ГК РФ. При наличии в законе специального основания недействительности такая сделка признается недействительной по этому основанию (например, по правилам статьи 170 ГК РФ). В ходе судебного заседания ответчиком не были признаны исковые требования. Он указал, что дарственная совершена по воле истца, нотариусом разъяснялась суть сделки, истец осознавал характер и последствия действий. Решением районного суда исковые требования не были удовлетворены.

Суд по гражданскому иску об отмене дарственной не вправе решать вопрос виновности одаряемого, так как данные вопросы относятся к компетенции уголовного суда. Значительным обстоятельством при отмене договоренности выступает небрежность обращения с дорогим для дарителя подарком, которая может стать основанием расторжения соглашения в судебном порядке при наличии доказательной базы.
Так как дарственная подписывается обеими сторонами, одаряемым и дарителем, отменить ее можно также по взаимному согласию. Если же одаряемый не намерен расставаться с недвижимостью (что возникает в части случаев), потребовать отмены договора дарения придется через суд.

Расторжение договора дарения судебная практика рб

Часто, именно с дарением впоследствии возникают разнообразные нюансы. Например, если на момент подписания соглашения стороны находились в хороших отношениях, то впоследствии ситуация может измениться на противоположную. Поэтому стоит понимать, что договор дарения — соглашение необратимое.

Для отмены дарственной существует еще несколько причин:

  • неверно составленный договор дарения;
  • указание на обязательства одариваемого (пожизненный уход, перечисление определенной суммы денег);
  • маскировка купли-продажи квартиры под договор дарения для ухода от налогообложения;
  • пользование служебным положением;
  • отсутствие подписи одной из сторон или нотариуса;
  • нарушение обременений недвижимости.

По действующим законодательным нормам у наследников или лиц, приравненных к ним, есть возможность оспорить договор дарения.

Ответчик Куликов И.М. иск не признает. Решение суда: удовлетворить иск, так как сроки исковой давности были соблюдены, доводы истицы доказаны. В качестве доказательств истица привела показания соседки – Голун Н.Н., которая подтвердила, что неоднократно слышала крики в адрес истицы от ее сына с угрозами, видела, как перед эти он приходил к ней в нетрезвом состоянии.

Передача такого рода имущества от одного собственника к другому может быть осуществлена разными способами, но при этом добуквенное соблюдение Законодательства всегда в интересах обеих сторон.

Наиболее часто задаваемые вопросы и ответы на них Вопрос: В какой суд следует подать иск для признания недействительности дарственной? Ответ: Если предметом сделки является объект недвижимости, то судебный процесс проводится по месту его расположения. В иных ситуациях подсудность определяется по месту регистрации (жительства) ответчика.

Ссылка истца на то, что он узнал о реальном предмете подписанного им договора лишь спустя несколько лет, ознакомившись с его текстом более подробно, отклонена судом.

Отмена договора дарения: судебная практика

В противном случае ситуацию можно разрешить через суд при наличии необходимых оснований. Вопрос: На комнату в коммунальной квартире оформлена дарственная.

Истец в апелляционной жалобе просит изменить судебное решение на основании его несоответствия обстоятельствам дела и нарушения норм процессуального права.

Кроме того, неоднократно применялась физическая сила по отношению к дарителю со стороны одаряемого, находящегося под действием алкогольного опьянения.

Порядок проведения этой процедуры описан в главе №32 ГК РФ. Там же указано, на каких основаниях можно сделать оспаривание договора дарения. Судебная практика позволит на примере ознакомиться со спецификой подобного делопроизводства.

В судебной практике выигранные дела об отмене договора дарения квартиры по вышеуказанным причинам единичны. Сложность представляет именно сбор доказательств. Оспорить факт оформления договора может одна из сторон или третьи лица, имеющие интерес относительно имущества. Но перед этим нужно узнать, имеют ли они право предъявлять претензии по сделки.

Важно понимать, что в данном случае необходимо представить аргументы, базирующиеся на прочных юридических основаниях. Если вы скажете, что передумали или ошибочно подписали договор, вас даже слушать никто не станет.
Общий срок исковой давности равен 3 годам со дня, когда заинтересованному лицу стало известно о нарушении собственных прав.

Пунктом 3 ст. 574 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусмотрена недействительность договора дарения недвижимого имущества в случае несоблюдения требования о государственной регистрации такого договора. Если истец не указал на другие основания для признания указанного договора дарения недействительным, правовых оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

Под действием импульса люди делают то, о чем в дальнейшем сожалеют. Престарелые люди дарят квартиру тому, кто за ними ухаживает, родители делают такой же подарок детям или внукам, а есть и случаи, когда недвижимость оформляется мошенническим путем.

К таковым относят изменение имущественного положения дарителя, который передачей дара существенно снизит свой уровень жизни. Вопрос о расторжении договора дарения квартиры решается исключительно в судебном порядке.

Регистрация дарения недвижимости не завершена, вернее не проведена в установленном порядке. Известно, что передача имущества в любом виде должна быть отражена в государственных реестрах. Если в течение года одаряемый не зарегистрировал своего права, соглашение является недействительным.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector